Организация питания боеприпасами

При разработке плана и подготовке операции расчет количества надобных боеприпасов произведен был не зависимо от того, сколько необходимо снарядов для разрушения атакуемых участков вражеской позиции, для пробивания проходов в проволочных заграждениях и для обеспечения фуррора операции, а механически в том предположении, что бои будут длиться в одних войсковых частях до Организация питания боеприпасами 10 дней, в других от 2 до 5 дней и что каждодневный расход выразится:

на 76-мм полевую пушку в 200 выстрелов
на 122-мм полевую гаубицу в 100 выстрелов
на 107-мм скорострельную пушку в 50 выстрелов
на 152-мм томную гаубицу в 50 выстрелов [311]

При составлении расчёта не было принято во внимание, сколько боевых запасов мог получить Западный фронт из Организация питания боеприпасами припасов Упарта, к которому по этому вопросу не поступало от фронта подготовительных запросов. Для Упарта было совсем внезапным поступившее к нему 9 марта требование Западного фронта о предназначении ему к отпуску, сверх имеющихся на фронте, еще 68 легких 76-мм, 20 гаубичных 122-мм и 7 гаубичных 152-мм парков и о принятии мер Организация питания боеприпасами, в предвидении предстоящего развития операций, к пополнению припасов фронта в размере 30—35% от общего числа парков фронта.

По состоянию припасов в резерве главковерха (Упарта) требование это не могло быть удовлетворено полностью. Западному фронту заместо просимого было назначено: с 14 по 23 марта — 45 легких парков, только 2 гаубичных (122-мм) и 2 томных гаубичных, а Организация питания боеприпасами с 23 до 28 марта еще 8—10 легких парков.

Таким макаром, расчет боевых запасов, изготовленный Западным фронтом, так сказать, «на-глазок», не был сообразован ни с реальной потребностью, ни с имевшимися средствами. В реальности расчет этот оказался гиперболизированным по отношению к 76-мм пушечным патронам и неверным в наименьшую сторону по числу выстрелов к томным пушкам Организация питания боеприпасами 107-мм обр. 1877 г. и 152-мм в 120 пуд., также к гаубицам легким и томным.

Главкозап генерал Эверт, считая одной из обстоятельств беды мартовской операции недочет выстрелов к гаубицам, писал 28 мая такого же 1916 г. генералу Алексееву в ставку, что в ударных армиях следует считать средний каждодневный расход на орудие Организация питания боеприпасами по 150 выстрелов 122-мм и по 100 выстрелов 152-мм и что 18 марта в группе Балуева «при определенных целях и задачках было израсходовано на орудие: 122-мм — 200 выстрелов, 152-мм полевых — 250, 152-мм крепостных — 175, 107-мм — по 150; в следующие деньки мартовской операции: 20 и 22 марта — около 120 и 21 марта — около 200 на полевую томную 152-мм гаубицу».

Питание боеприпасами было скооперировано Организация питания боеприпасами по указаниям штаба главкозапа и происходило в общем неудовлетворительно. Припасы боеприпасов были сосредоточены на огромных жд станциях в 50—80 км от позиционных районов батарей. При батареях имелся припас снарядов только на один 1-ый денек. Отдаленное размещение складов боеприпасов сказалось очень неблагоприятно на ходе операции, в особенности при наступившей вешней распутице Организация питания боеприпасами.

А именно, питание боеприпасами было скооперировано так:

В группе генерала Балуева.В д. Талут в 15—18 км от боевых линий был образован передовой склад с однодневным припасом снарядов; на станции Кривичи находился тыловой склад с 4—5-дневным припасом; для подвоза к передовому складу в д. Талут, от ст. Кривичи служила Организация питания боеприпасами узкоколейная стальная дорога длиной 30 км и нехорошая грунтовая дорога, которая к вечеру 22 марта ввиду оттепели стала практически совсем непроезжей; распоряжением командира 5-го армейского [312] корпуса был организован маленький промежный склад боеприпасов около д. Слобода.

Неудовлетворительная организация подвоза снарядов от ст. Кривичи в склад в д. Талут, отсутствие достаточного припаса на Организация питания боеприпасами батареях и ограниченность начальных припасов в д. Талут, в особенности к 107-мм, 122-мм и 152-мм орудиям, сказались стремительно и очень резко. Снаряды подавались малыми порциями, достаточными только для того, чтоб поддержать огнь, но не соответствующую подготовку; на мощнейший огневой удар снарядов большого калибра после атаки 18 марта уже нехватало.

Меж иным, 10-я Организация питания боеприпасами томная артиллерийская бригада прибыла на позицию с 175 снарядами на орудие; остальные снаряды были оставлены в глубочайшем тылу, откуда получение их было очень затруднено.

В группе Плешкова.Количество 76-мм патронов, отпущенных на операцию, оказалось полностью достаточным, недочет в снарядах ощущался для томных и 122-мм гаубиц. Но задержек в питании Организация питания боеприпасами 76-мм патронами не было исключительно в 1-м армейском корпусе, где за ранее были сделаны припасы на батареях, практически по 1 000 патронов на орудие. Пополнение боевых комплектов 76-мм орудий в других корпусах и боевых комплектов 122-мм, 107-мм и 152-мм калибров во всех частях артиллерии группы Плешкова встречало огромные затруднения. Отпущенные Организация питания боеприпасами на операцию снаряды не были выданы войскам заранее, как и не были устроены промежные склады. Тыловой склад был организован на ст. Воропаево, куда боеприпасы подвозились по узкоколейной стальной дороге; артиллерийским паркам, получающим снаряды для батарей из склада в Воропаево, приходилось раз в день делать до 80 км. Это очень тяжело отражалось на Организация питания боеприпасами конском составе вследствие непроходимости дорог в наступившую вешнюю распутицу и существенно стесняло каждодневную подачу снарядов батареям, причиняя войскам при их и без того очень напряженной работе лишние затруднения.

В общем боепитание оказалось так неудовлетворительным (в особенности по большим калибрам), что временами для 107-мм пушек снарядов совершенно не было. Были Организация питания боеприпасами и такие, к примеру, случаи, когда на 7 томных 152-мм орудий в 1-м армейском корпусе имелось только 4 снаряда; время от времени 152-мм полевые снаряды перемешивались с 152-мм крепостными либо 152-мм снаряды доставлялись без ввинченных трубок и были неприменимы для стрельбы.

В группе Сирелиусапитание боеприпасами было скооперировано совсем неудовлетворительно Организация питания боеприпасами; в особенности остро ощущался недочет томных снарядов.

Боевые деяния

Группа генерала Плешкова.Как было уже обозначено, на участке головного удара группы в 1-м Сибирском корпусе вследствие неверной группировки артиллерии для подготовки удара было применено наименее половины тяжеленной артиллерии группы. Легкие [313] полевые пушки не могли восполнить этого недостатка вследствие беспомощности их деяния Организация питания боеприпасами по окопам, в особенности при мерзлом грунте, еще не успевшем оттаять. Аэрофотосъемки района грядущих действий не было. Подготовительная наземная разведка получила более либо наименее четкие данные только о первой полосы обороны противника, глубина же позиций оставалась неразведанной. Утром 18 марта погрузился густой туман, затруднивший наблюдение. Ясно, что артиллерийская Организация питания боеприпасами подготовка в этих критериях не могла принести существенных результатов.

Артиллерийская подготовка началась в 8 ч. 15 м. в 1-м Сибирском корпусе; к 11 часам огнь стал напряженным; немцы отвечали слабо. В 12 часов денька без ведома и предупреждения артиллеристов, невзирая на то, что подготовка ими закончена не была, пехота пошла в атаку и Организация питания боеприпасами застряла в неразрушенной проволоке. Атака захлебнулась.

По этому поводу начальник штаба 1-го Сибирского корпуса в собственной записке от 13 мая 1916 г. разъяснял: «Для атаки четкого срока не определялось, а предполагалось переход в пришествие пехоты приурочить к тому моменту, когда обозначатся реальные результаты огня, — во всяком случае, не ранее 2-ух, а Организация питания боеприпасами может быть, и 4 часов денька. Никаких указаний ни из штаба группы, ни от инспектора артиллерии группы о том, что артиллерийская подготовка будет закончена к 12 часам денька, не исходило. Потому начатая 22-й пехотной и 1-й Сибирской дивизиями атака в первом часу денька произошла, разумеется, по какому-то недоразумению».

В 1-м армейском корпусе Организация питания боеприпасами штурмовал только один Вильмандстранский пехотный полк, направленный при всем этом во входящий угол вражеской позиции. Как и в 1-м Сибирском корпусе, Вильмандстранский полк пошел ранее, ежели была закончена артиллерийская подготовка, не узнав об этом и не предупредив командовавшего артиллерийской группой генерала Масальского. Полк был встречен с фронта ружейным и пулеметным Организация питания боеприпасами огнем, а с фланга огнем артиллерии, бездействовавшей до тех пор и не обнаружившей себя. Полк залег, не дойдя до проволоки, и был практически на сто процентов уничтожен огнем противника.

После неудачной атаки артиллерийский огнь поддерживался до конца денька 18 и всю ночь на 19 марта. Последующая атака была назначена Организация питания боеприпасами на ночь с 19 на 20 марта. Артиллерийская подготовка велась в течение всего 19 марта. Участок подготовки атаки для 1-го Сибирского корпуса был сокращен до 3/4 км (северный выступ Лапинского леса). Сюда был сосредоточен массовый огнь 6 гаубичных 122-мм батарей, 3-х гаубичных 152-мм батарей и 12-ти легких 76-мм батарей 1-й и 2-й Сибирских Организация питания боеприпасами артиллерийских бригад. Ночкой, за час до атаки, артиллерийский огнь достигнул высшего напряжения. Атака была удачна, занято было сибирскими стрелками около 1000 шагов окопов противника. Но днем, когда атака примыкающего справа 1-го армейского корпуса фуррора не имела, на оголенный правый фланг 1-го Сибирского корпуса обвалилась контратака германцев, поддержанная сильным фланговым огнем из уцелевших Организация питания боеприпасами [314] фланкирующих строений. Пехота 1-го Сибирского корпуса обязана была отступить с большенными потерями в начальное положение.

Для усиления артиллерии 1-го армейского корпуса из группы Закутовского 20 марта были включены в артиллерийскую группу Масальского две батареи 152-мм гаубиц, которые были уже пристреляны по району Вилейты, Голатыльцы, и одна 107-мм батарея (пушки обр. 1877 г Организация питания боеприпасами.), предназначаемая для борьбы с вражеской артиллерией у Лоздзеи. При содействии этой приданной артиллерии удалось приготовить атаку пехоты 1-го армейского корпуса, части которой заняли маленькой участок окопов противника, но огнь его из неразрушенных фланкирующих зданий принудил русскую пехоту отступить.

Последующими приказами по группе Плешкова артиллерии ставятся в Организация питания боеприпасами общем широкие, достаточно неопределенные и неосуществимые задачки, атака откладывается со денька на денек, отдаются приказания об усилении огня до вероятного предела и урагана, и даже при ночной артиллерийской подготовке. Приказом 20 марта указывалось продолжать безпрерывно артиллерийский огнь вероятной силы и, когда скажутся результаты огня, по особенному приказанию корпусам штурмовать врага. Приказания по Организация питания боеприпасами артиллерийской части, исходившие из штаба 1-го армейского корпуса, были еще больше сбивчивы и неопределенны. Согласно получаемым приказаниям, артиллерия генерала Масальского подготавливала к атаке участок в 400 м шириной, вела временами огнь ураганами «фугасными» и «шрапнельными». Атака же поочередно откладывалась и в итоге не свершилась; огромный расход боеприпасов оказался непродуктивным.

К Организация питания боеприпасами 23 марта в группе Плешкова выяснились большие утраты: 22-я пехотная дивизия растеряла 8900 человек, 1-я Сибирская — 7612, 2-я Сибирская — 5 152 человека, т. е. эти дивизии, потерявшие до 50% состава, оказались небоеспособными. Потому Плешков отдал приказ состоявшему в резерве 27-му корпусу штурмовать участок меж 1-м армейским и 1-м Сибирским корпусами и вернул 76-ю артиллерийскую Организация питания боеприпасами бригаду в 27-й корпус.

Артиллерийскую подготовку атаки было решено начать 23 марта в 10 часов. Участок атаки расширен; корпусам предлагается штурмовать уже не те участки вражеской позиции, которые были им назначены ранее; артиллерийской группе Закутовского приказано обеспечить левый фланг 27-го корпуса энергичным обстрелом северозападной опушки Лапинского леса.

Атака, назначенная в Организация питания боеприпасами ночь с 23 на 24 марта, была отменена вследствие неблагоприятной погоды. Утром 24 марта всей артиллерии было приказано продолжать обстрел вражеской позиции. Артиллерийским огнем произведены были частичные разрушения укреплений противника и изготовлены на неких участках проходы в проволоке. Вечерком такого же 24-го ставилась задачка: «всей артиллерии усилить огнь до вероятного в два часа Организация питания боеприпасами ночи, а к трем часам ночи довести огнь до урагана, перенеся его на ближний тыл врага; [315] в три часа ночи, под прикрытием ураганного огня артиллерии, корпусам быстро и безудержно штурмовать неприятеля».

Ночкой такого же 24 марта командующий армией отдал приказ отложить атаку на день вследствие дурной погоды и недочета Организация питания боеприпасами томных снарядов, но в течение ночи и денька 25 марта всей артиллерии приказано было вести периодический обстрел вражеского расположения.

Для поддержки атак 1-го Сибирского корпуса артиллерии Закутовского днем 25 марта поставлены были последующие задачки: а) периодический обстрел восточной окраины деревни Бучелишки и прилегающих с юга и с севера участков, с разрушением блиндажей, убежищ и Организация питания боеприпасами проволочных заграждений; после обстрела первой полосы переносить огнь на вторую линию, находящуюся, по показанию пленных, в 300 м от первой; б) обстрел Лапинского леса, направляя главный огнь на северо-восточный выступ леса и полосу повдоль северо-западной опушки леса; цель этого обстрела — затушить пулеметную оборону леса, убить блокгауз и Организация питания боеприпасами проволочные заграждения в северо-западном выступе и продольным обстреливанием северо-западной опушки потушить фланговый огнь противника; в) обстрел 152-мм 120 пуд. пушками восточной окраины и внутренности Лапинского леса, хотя бы на пределе; г) тем батареям, которые не могут быть ориентированы на Бучелишки и западную часть Лапинского леса, вести борьбу Организация питания боеприпасами с артиллерией противника, сосредоточенной меж южной опушкой Лапинского леса и Гары; д) от правофланговой группы назначить одну-две батареи для содействия 16-му томному дивизиону в обстреле лесного клина у Вилейты и ближайших окопов у Матишки.

Поставлены были задачки очень различные, очень сложные и тяжело выполнимые, но сейчас достаточно Организация питания боеприпасами определенные, что бывало далековато редко.

На рассвете 26 марта сибирские стрелки обуяли 2-мя линиями вражеской позиции меж деревнями Вилейты и Бучелишки, но далее не продвинулись вследствие обстрела с флангов и из лесов. Около 16 часов всей артиллерии приказано было продолжать непрерывный обстрел врага, сосредоточивая огнь: артиллерии 1-го армейского корпуса на лесном Организация питания боеприпасами клине у Вилейты; артиллерии 27-го корпуса на районе перед собственной позицией; артиллерии 1-го Сибирского корпуса на перешейке Лапинского леса; артиллерийской группе Закутовского по блокгаузам в д. Бучелишки, по северо-западной окраине Лапинского леса и по участку — перешеек Лапинского леса, д. Можейки и южный сберегал оз. Можейское.

Задания артиллерии давались письменными Организация питания боеприпасами приказами, а не лично. При таких критериях артиллерийская поддержка неизбежно несколько запаздывала.

Для выполнения намеченных целей артиллерия не имела времени ни на перегруппировку, ни на переустройство связи, ни на пристрелку.

Вечерком такого же 26 марта командующий 2-й армией генерал Рагоза, разуверившийся в успехе атаки группы Плешкова, запретил [316] атаку с Организация питания боеприпасами фронта Можейки, Курты. Но всей артиллерии приказано было, продолжая периодический обстрел вражеских позиций, начать артиллерийскую подготовку новейшей атаки с 6 часов утра 27 марта.

Артиллерийский огнь в группе Плешкова практически не прекращался в течение всех 10 суток операции, переходя периодически по указаниям штабов в «ураганный». Огнь сосредоточивался по тем участкам, которые предполагалось Организация питания боеприпасами потом штурмовать и фронт которых равномерно суживался. По свидетельству пехотных начальников, огнем артиллерии к концу операции проволочные заграждения были довольно разрушены для беспрепятственного прохождения пехоты. Довольно были разрушены и окопы первой полосы, которые были завалены трупами. Командир 27-го корпуса Баланин телеграфировал 23 марта о действиях артиллерии: «Разбиты козырьки, блиндажи целы Организация питания боеприпасами, траверсы разбиты, проволочные заграждения довольно разбиты, допускают прохождение пехоты без расчистки». По донесению начальника 2-й Сибирской дивизии Поспелова такого же 23 марта: «подготовку можно считать очень неплохой. Козырьки разбиты, окопы и ходы сообщения завалены трупами, блиндажи пострадали не достаточно вследствие нахождения в лесу и прочности сооружений. Сплошных проходов в проволочных заграждениях не образовалось Организация питания боеприпасами, но пехота совладала с проволокой легко».

Начальник 1-й Сибирской дивизии Подгурский телеграфировал 24 марта: «полки ворвались без особого сопротивления противника, подавленного могущественным огнем артиллерии».

Начальник штаба 1-го армейского корпуса генерал Новицкий доносил 24 марта: «Огнем тяжеленной артиллерии проволочные заграждения разрушены так, что пехота прошла свободно. Окопы были повреждены сильно».

Но артиллерии Организация питания боеприпасами группы Плешкова не удалось убить пулеметные точки в Лапинском лесу и лесном клине, не удалось также подавить огнь германской артиллерии, потому что в течение всей операции она не была найдена из-за отсутствия не плохих наблюдательных пт и воздушной разведки. Вследствие этого атакующая пехота была не Организация питания боеприпасами в состоянии удержаться в захваченных ею первых линиях вражеских окопов, попадая под фланговый огнь пулеметов и сосредоточенный огнь германской артиллерии, расположенной кольцеобразно вокруг атакуемого участка.

В общем достигнутый итог — разрушенные проволочные заграждения и разбитая 1-ая линия вражеских окопов — не соответствовал ни большенному количеству стволов российской артиллерии, сосредоточенных на сравнимо маленьком участке, ни Организация питания боеприпасами множеству израсходованных ею снарядов.

Благодаря опытному расположению на закрытых позициях российская артиллерия не была найдена германскими батареями и значимых утрат не понесла.

Группа генерала Балуева.1-ая атака в группе войск генерала Балуева была произведена деньком 18 марта, при этом в атаку пошли только части 5-го и 36-го корпусов. [317]

Хотя в Организация питания боеприпасами 5-м корпусе была достигнута подготовительная договоренность артиллерии с пехотой, но артиллерия была применена в общем некорректно. Томные батареи лупили по проволоке, легкие — по окопам. Заместо ряда узеньких проходов в проволоке, пробитых на может быть широком фронте, пробит был только один проход на участке около 100 м. Окопы не Организация питания боеприпасами были бы разрушены.

В 5-м корпусе атака по всему фронту была отбита ружейным и пулеметным огнем из уцелевших в окопах блиндажей и фланкирующих участков.

В 36-м корпусе атака была назначена на 12 часов денька. К этому времени артиллерийская подготовка завершилась, но движение пехоты для атаки началось только в 15 часов. В просвет Организация питания боеприпасами времени меж 12 и 15 часами артиллерия поддерживала редчайший огнь, а пехота лежала под огнем в воде. Таким макаром, в 36-м корпусе не было достигнуто предварительное сближение с противником на кратчайшее расстояние под прикрытием огня собственной артиллерии, не были заготовлены окопы и убежища для развернувшейся к атаке пехоты. Атака 36-го Организация питания боеприпасами корпуса фуррора не имела.

Меж иным, нельзя не отметить, что командир корпуса доносил генералу Балуеву около 12 часов 18 марта, что «корпус готов к атаке», а в приказе от 24 марта по поводу той же атаки он указывал, что «артиллерийская подготовка атаки велась очень спешно, меж тем никто не торопил ее, а поэтому Организация питания боеприпасами следовало вести ее более педантично и основательно, проверяя почаще результаты попаданий наблюдением и пехотной и артиллерийской разведкой».

Артиллерийский огнь германцев против обоих атакующих корпусов был 18 марта слабенький.

Последующая 2-ая атака в группе Балуева была произведена на рассвете 21 марта.

В 36-м корпусе фуррора не было.

В 5-м корпусе, на участке 10-й Организация питания боеприпасами пехотной дивизии, артиллерийская подготовка атаки велась в течение всего денька 20 марта. При всем этом к разрушению проволоки в 3-х местах привлекалась легкая 76-мм артиллерия, а три прохода проделывались 122-мм гаубицами. Все другие 122-мм гаубицы и все 152-мм орудия были обращены на разрушение окопов, блиндажей и фланкирующих участков Организация питания боеприпасами. В течение ночи с 20 на 21 марта по окопам и проходам в проволоке поддерживался артиллерийский огнь шрапнелью. В 7-й пехотной дивизии ночная атака подготовлялась 76-мм снарядами с удушливыми газами, а тыл противника обстреливался снарядами с ядовитыми газами.

В итоге таковой артиллерийской подготовки войска 5-го корпуса поначалу на участке 10-й, а Организация питания боеприпасами потом и 7-й дивизии просто ворвались в окопы противника, в штыковом бою прошли и удержали три полосы окопов и заграждений первой оборонительной полосы, захватили 1300 пленных, пулеметы, минометы и другое имущество.

Пройдя первую полосу обороны, войска 5-го корпуса тормознули перед 2-ой полосой на полосы д. Мокрица и леса, что западнее г. дв Организация питания боеприпасами. Августово. Часть легких батарей из 2-й и 3-й групп (Скерского [318] и Велямовича) выдвинулась вперед вечерком 21 и с утра 22 марта.

Личный фуррор, достигнутый 21 марта 5-м корпусом, не получил предстоящего развития приемущественно поэтому, что расположенные далековато сзади резервы не успели вовремя подойти и поддержать атаку.

К утру 22 марта фронт 5-го Организация питания боеприпасами корпуса был сокращен и левее его был развернут 3-й Сибирский корпус. Главный удар возлагался на эти два корпуса, а 36-й корпус получил второстепенную задачку. На другой денек, 23 марта, 36-й корпус был заменен 35-м корпусом и отведен в резерв.

Артиллерийская подготовка атаки, произведенная 22 марта, не могла быть удачной из Организация питания боеприпасами-за недочета снарядов для тяжеленной артиллерии; вследствие этого не удались последующие пробы продвинуть вперед пехоту в 3-м Сибирском и 5-м армейском корпусах. По той же причине и вследствие нехороший погоды атака, назначенная в ночь на 23 марта, была отменена, а 24 марта не свершилась.

В течение 21—23 марта германцы вели беспрерывные контратаки против Организация питания боеприпасами группы Балуева, отбиваемые огнем либо штыковыми ударами, а контратака 21 марта на участке 7-й пехотной дивизии была отбита снарядами с удушливыми газами.

Шли жаркие кровопролитные бои. Меж тем весенняя оттепель со снежными влажными метелями превратила дороги, окопы и поля в непролазную грязь. Вследствие трудности подвоза войска стали вытерпеть лишения во всем Организация питания боеприпасами, а передовые части даже голодовали.

В 3-м Сибирском корпусе артиллерийская подготовка атаки выполнялась в ночь с 27 на 28 марта и не достигнула результатов, потому что ночная стрельба артиллерии при имевшихся тогда средствах и принятых способах подготовки не могла быть удачной, имея только некое психологическое значение, но по Организация питания боеприпасами существу являясь достаточно бесцельной растратой снарядов, не говоря уже о том, что ночкой очень может быть было поражение собственных.

В ночь на 26 марта части 35-го корпуса заняли было первую линию германских окопов, но тормознули перед неведомой им 2-ой линией, оказавшейся в 0,5 км за первой.

Атака в ночь на 31 марта частями 3-го Сибирского Организация питания боеприпасами и 5-го армейского корпусов фуррора не имела.

Ввиду наступившей такого же 31 марта полной вешней ростепели операция затихла.

Объединение управления всей артиллерией группы Балуева в руках генерала Романовского, как упоминалось, было номинальным; в процессе операции артиллерия равномерно выходила из его ведения: 20 марта в распоряжение начальника 10-й пехотной Организация питания боеприпасами дивизии перебежала 3-я артиллерийская группа Велямовича, а 22 марта артиллерия распределилась меж 7-й и 10-й дивизиями и 3-м Сибирским корпусом; в конце концов, 28 марта 2-я и 3-я группы артиллерии 5-го армейского корпуса подчиняются начальнику 10-й дивизии, и в распоряжении инспарта 5-го корпуса остается только 1-я артиллерийская группа Тихоцкого. Что все Организация питания боеприпасами-таки касается артиллерии 36-го корпуса, то [319] она, как указывалось выше, с самого начала операции была роздана в дивизии. Словом, в группе Балуева не было не только лишь общего управления артиллерией в руках 1-го старшего артиллерийского начальника, но не было объединения и в корпусах в руках инаркоров. Необходимо подчеркнуть как Организация питания боеприпасами соответствующую отрицательную особенность в группе Балуева частую отмену и откладывание со денька на денек атак, тогда как артиллерийская подготовка в расчете на атаку велась, по распоряжению общевойсковых начальников, все деньки операции с некими маленькими перерывами.

В итоге — огромный непродуктивный расход снарядов, при этом немцы, пользуясь перерывами, успевали оправиться и вернуть покоробленные при Организация питания боеприпасами артиллерийской подготовке окопы и заграждения.

Группа генерала Сирелиуса.Группа эта, имея практически пассивную задачку, не делала даже попыток наступать. Только в один прекрасный момент отправлена была разведка, которая просочилась за проволочные заграждения, но скоро была отогнана пулеметным огнем противника с фланга. Но артиллерийская подготовка велась в предположении Организация питания боеприпасами активных действий раз в день с 18 марта, при этом, по распоряжению общевойскового начальства, делались, чтоб тревожить противника, «ураганные вспышки» артиллерийского огня дважды деньком и один раз ночкой, а для атаки войска так и не посылались до конца операции.

Два корпуса группы Сирелиуса, в сути, нельзя принимать во внимание Организация питания боеприпасами при расчете сил 2-й армии, назначенной для удара в мартовской операции.

Заключение

Мартовская операция 1916 г., являясь шагом на пути к овладению техникой борьбы за укрепленные полосы, была неудовлетворительно подготовлена и еще ужаснее выполнена. Российская армия, только плохо руководимая, с недостаточно сильной артиллерией и притом недостаточно богатая боеприпасами, не смогла выполнить прорыв укрепленной Организация питания боеприпасами позиции германцев, невзирая на огромное приемущество в числе бойцов пехоты, и залила поля схватки потоками крови.

Командующий 2-й армией генерал Рагоза, утратив надежду на фуррор атак группы Плешкова, стал напористо предлагать Эверту новый оперативный план — перенести атаки на участок Сирелиуса в направлении деревень Лотва, Черняты, введя в Организация питания боеприпасами дело резерв главкозапа — 15-й армейский и 3-й Кавказский корпуса. Но это предложение не было осуществлено, потому что обозначенный участок признавался неловким для пришествия; к тому же огромные утраты и лишения, которые начали вытерпеть войска вследствие последней трудности подвоза, произвели надлом в настроении командования. Эверт направил внимание командующих армиями на Организация питания боеприпасами то, что «с людьми голодными и утомленными до таковой степени, что они падают от [320] вялости и засыпают перед проволочными заграждениями... на фуррор рассчитывать, нельзя».

«Примите меры, — предписывал Эверт, — чтоб люди раз в день были накормлены во что бы то ни стало и перед атакой имели нужный отдых...»

Безуспешные бои длилось до конца Организация питания боеприпасами марта, хотя 2-я армия уже понесла утрат около 78 000 человек. В конце концов, 28 марта последовала директива наштаверха Алексеева о прекращении пришествия, потому что не оставалось надежд искупить это общее избиение людей какими-либо оперативными фуррорами.

По окончании операции начальник штаба Западного фронта телеграфировал высшим войсковым начальникам:

«Наступление нашей Организация питания боеприпасами 2-й армии, начавшееся 5 (18) марта, не увенчалось фуррором, размещение противника нам не удалось прорвать.

Меж тем для нанесения решительного удара германцам на фронте группы генералов Плешкова и Балуева нами были сосредоточены значимые потрясающие силы с могучей артиллерией, при этом войска как огнестрельными, так и иными припасами были обеспечены в Организация питания боеприпасами мере способности обширно. Чтобы недешево стоящий нам опыт послужил неплохим уроком на будущее время, главкозап отдал приказ, для всестороннего исследования этой операции и составления руководящих указаний, спешно просить всех высших начальников, до начальников дивизий и командиров артиллерийских бригад включительно{815}, сказать их откровенное мировоззрение о причинах беды.

При всем этом лучше преимущественное внимание Организация питания боеприпасами уделить управлению боем, состоянию войск, артиллерийской подготовке пришествия, взаимодействию в различные периоды боя артиллерии и пехоты и отдельных боевых участков меж собою, роли резервов в развитии боя и т. д.

Считаю долгом направить особенное Ваше внимание на то, что полезность намеченных указаний будет находиться в полной Организация питания боеприпасами зависимости от того, как окажутся верными положенные в базу их Ваши заключения о происшедших событиях...»

Более достойные внимания и вдумчивые заключения войсковых начальников сводились к последующему:

а) Разноречивость приказаний генерала Плешкова, раз в день 21, 22, 23 и 24 марта менявшего полосы пришествия, приводила к никчемному мотанию войск, понижавшему их дух, и к потере Организация питания боеприпасами времени, в особенности небезопасной ввиду наступавшей оттепели.

б) Операция велась с нарушением главных принципов военного дела и с пренебрежением к богатому опыту 20 месяцев войны. План операции не отвечал принципу сосредоточения усилий. Не было массивного томного артиллерийского «кулака» для прорыва укрепленной [321] позиции на избранном участке расположения противника. Томная артиллерия Организация питания боеприпасами была рассредоточена. В группе Плешкова томная артиллерия была массирована механически — колесом к колесу, рассредоточивая собственный огнь на участке значимого протяжения.

Отмечена была нецелесообразность разбрасывания снарядов тяжеленной артиллерии по всему фронту заместо концентрирования артиллерийского огня на определенных маленьких участках, что привело бы не только лишь к полному разрушению окопов и других сооружений противника Организация питания боеприпасами, но попутно и к уничтожению проволочных заграждений.

в) Рознь меж частями войск, имевшая место давно в мирное время, ведущая к отсутствию обоюдной выручки. Каждый командир корпуса интересовался только своим корпусом, а к другим корпусам, даже к примыкающим, относился в наилучшем случае индифферентно. Все 115 орудий генерала Закутовского подготавливали Организация питания боеприпасами атаку только 1-го Сибирского корпуса, тогда как по приказу Плешкова атака 1-го Сибирского и 1-го армейского корпусов должна была выполняться сразу, по обоюдному соглашению начальников дивизий.

Соответствующей связи и взаимодействия артиллерии, в особенности тяжеленной, с пехотой не было; на запросы пехоты о помощи артиллерия не всегда, а томная вообщем не откликалась Организация питания боеприпасами. По заключению генерала Гудима, «пехота была предоставлена самой для себя, потому что, не подготовив в реальной степени ее атаки, артиллерия совместно с тем во время движения пехоты вперед не оказывала ей соответствующего содействия переносом огня на тыл и фланги атакуемого участка и на те батареи противника, которые Организация питания боеприпасами мешали продвижению пехоты. Работа артиллерии производила воспоминание, будто бы она решала свою самостоятельную задачку, независимо от задач пехоты, и не была связана с нею общностью критерий, т. е. отсутствовала соответствующая связь меж этими родами войск.

Признавая необходимость полковой артиллерии, в 22-й пехотной дивизии назначались всегда в полковые участки одни и те Организация питания боеприпасами же батареи, почему связь их с командирами полков и стрельба достигали полного совершенства...»

В других частях артиллерийский огнь не всегда аккомпанировал и поддерживал атаку собственной пехоты.

г) Полки 22-й пехотной дивизии попали в ловушку, обстреливаемую артиллерийским, ружейным и пулеметным огнем с фронта и с флангов. Их Организация питания боеприпасами следовало отвести вспять, а не продвигать вперед. По воззрению командира 1-го армейского корпуса, «не лезь вперед, когда не знаешь, что впереди, хотя бы твои соседи штурмовали справа и слева; попадая в ловушку, сообрази и стремительно отходи вспять. Атаку можно повторить, а убитых не воскресишь». По убеждению его — человека, не один Организация питания боеприпасами раз бывшего под огнем, — так конкретно следует поступать, т. е. вести войну, а не водить людей на убой.

Плешков отправляет в атаку истекающую кровью 22-ю пехотную дивизию, потерявшую 50% состава, считая ее попрежнему боеспособной [322] и, придерживаясь буковкы устава, что боевые части «не сменяются», а поддерживаются...

д) Плешков отдал приказ начать Организация питания боеприпасами артиллерийскую подготовку в 8 часов и перебегать в атаку не позднее 15 часов, тогда как на артиллерийскую подготовку «мало было не только лишь 6, да и 26 часов»{816}.

Подготовка атаки шрапнельным огнем, производившаяся некими батареями, была безрезультативной и бесцельной.

е) Артиллерия, в особенности томная, размещалась очень далековато за собственной пехотой и от вражеской артиллерии, которая Организация питания боеприпасами часто оказывалась недостижимой и безнаказанно поражала русскую пехоту.

Наблюдение за плодами стрельбы артиллерии оставляло вожделеть наилучшего.

Пехота, занявшая окопы противника, поражалась время от времени огнем собственной артиллерии, хотя с наблюдательных пт движение пехоты почти всегда было видно. К примеру, с утра 19 марта томная артиллерия Закутовского выпустила до 50 снарядов по Организация питания боеприпасами своим пехотным заставам, убив 2 и ранив 19 боец и контузив 2 офицеров.

ж) Не было соответствующего управления огнем артиллерии. Неудовлетворительность работы частей артиллерии разъяснялась не ее недостатками, а недостатками в объединенном ее управлении.

Объединение всей артиллерии в одних руках признано очень сложным в отношении управления и своевременной помощи пехоте на подходящих Организация питания боеприпасами пт. Просьбы пехоты обстрелять те либо другие цели запаздывали, проходя несколько инстанций, а за этот период времени прибыльные цели исчезали.

По воззрению командира 22-й артиллерийской бригады Ивашинцева, разделяемому и другими артиллеристами, управление сосредоточенной бессчетной тяжеленной артиллерии в одних руках тяжело и нецелесообразно и поболее правильным было бы выделить Организация питания боеприпасами ее части в распоряжение корпусов{817}.

В общем со стороны войсковых начальников на долю артиллерии выпало много приреканий, почти во всем справедливых; что все-таки касается представления самого главкозапа Эверта, то главной предпосылкой мартовской беды он считал неудовлетворительность боевых действий артиллерии.

Еще во время операции полевой генинспарт командировал на Западный Организация питания боеприпасами фронт в группу Плешкова 1-го из собственных адъютантов, полковника Гриппенберга, который в собственном докладе нарисовал откровенную стршную картину хода мартовской операции и растолковал, что предпосылки ее беды заложены были глубоко в главных [323] принципах российского высшего командования и что 1-го этого было довольно, чтоб без наличия всяких других ошибок обречь Организация питания боеприпасами всякую операцию на полную беду (доклад Гриппенберга применен в реальном труде).

Потом, по окончании операции полевой генинспарт, с целью выяснения, как были правильны обвинения, возводимые на артиллерию, выехал с начальником Упарта и некими состоящими для поручений сотрудниками в штаб Западного окрестность, куда были вызваны высшие войсковые и Организация питания боеприпасами артиллерийские начальники, принимавшие роль в мартовской операции.

В итоге произведенного расследования ставкой главковерха, по докладу Упарта, были даны последующие указания по артиллерийской части, добытые тяжким опытом мартовской беды:

1. Разработка операции в целом и в деталях как старшими, так и следующими войсковыми начальниками должна выполняться заранее вместе и в полном единении с надлежащими Организация питания боеприпасами артиллерийскими начальниками. Только при всем этом условии может быть: а) исчислить потребность в орудиях и снарядах в согласовании с задачей, соразмерив задачку с наличными средствами; б) поставить задачки артиллерии в согласовании с ее основными качествами; в) целенаправлено использовать огнь артиллерии.

Совсем неприемлимо указывать артиллерии позиции до получения Организация питания боеприпасами задачки, а потом уже давать ей боевую задачку, разработанную кроме и без ведома артиллерийских начальников (группа Плешкова).

2. Для решения боевой задачки, требующей сосредоточения сильного огня на определенном фронте, батареи и дивизионы могут быть соединены в группы. Состав и сила группы должны отвечать поставленной задачке и удобству управления.

Если количество артиллерии Организация питания боеприпасами, завлеченной к решению общей задачки, велико, то артиллерию нужно разбивать на несколько групп, объединенных единой властью. Если артиллерийские группы не могут оказывать обоюдной поддержки на общем фронте, то объединение их лишне. Вообщем чем больше группа, тем сложнее управление и внедрение ее для решения личных задач. При организации групп должно Организация питания боеприпасами, по способности, избегать дробления батарей и дивизионов.


organizaciya-raboti-komissii-evropejskogo-soyuza.html
organizaciya-raboti-konferencii.html
organizaciya-raboti-medicinskoj-sestri-procedurnogo-kabineta.html